Тарадеева Антонина Лазаревна

Информация об авторах:

Сенокосненская общеобразовательная школа I-III ступеней

Руководитель: Назарук Валентина Степановна, учитель истории

Авторы:

  • Бурханова Карина Эдуардовна
  • Ганзилевич Юлия Владимировна

Республика Крым, Раздольненский район, с.Сенокосное 

Информация о ветеране:

Тарадеева Антонина Лазаревна родилась в 1927 году.

Содержание работы:

То, что случилось, не забудем,
И до конца мы помнить будем 
Про подвиг тот в сороковых,
 Про тех, кого уж нет в живых.

Сколько лет прошло, как окончилась война. Но память о ней не уходит из сердца, бередят душу воспоминания. Сколько искалечено судеб, сколько разрушенных семей. Не обошла война стороной и улицу моей бабушки. Была у бабушки Оли соседка Тоня. Вечерами пили чай у самовара и вели задушевные беседы. Соседка Тоня жила у своей дочери Наташи. Болела часто Антонина и рано ушла из жизни. Но помнят родные, помнят знакомые и знаем, и помним мы, молодое поколение. Из кусочков воспоминаний мы смогли написать этот рассказ-письмо.

Антонина закончила 8 классов Писаревской школы Сумской области. Её сестра преподавала в школе немецкий язык, а родители работали в колхозе. Тоня была способной ученицей и имела хорошие знания по языкам.

Сколько надежд и планов у Тонечки?! Но не судьба- четырнадцатая весна принесла ей не песню соловья на рассвете, а слова, которые леденили душу, переворачивали все надежды. Война! Это утро 1941 года изменило миллионы человеческих судеб. Германия напала на нашу страну. Весь советский народ встал на защиту своей Отчизны.

Война застала ее, четырнадцатилетнюю, в селе Писаревка на Сумщине. И начались безрадостные дни. Каждый день по радио перечисляли занятые немцами города, и взрослые вздыхали, понимая, как быстро враги передвигаются по территории Родины. Начались налеты немецкой авиации. Люди в селе прятались в подвалах, вырытых на огороде ямах и лесах. Не успела опомниться, как стала свидетельницей первого в жизни трехдневного боя за родное село. Тогда и получила легкое осколочное ранение, первое военное крещение. Организм молодой и быстро справился с ранением.

Ночью в родительский дом постучали партизаны. Им нужен был переводчик для допроса пленных. Никого кроме, юной Тони, знающей польский и неплохо немецкий, в селе не оказалось. Желание бороться за родную землю, освободить ее от врага было превыше всего. И повели ее за собой партизанские тропы. Партизанский отряд имени Ковпака, где комиссаром был С.В. Руднев обосновался в лесах Сумской области . Осуществляли рейды в тыл врага по Сумской, Курской, Орловской, Брянской областям . Командир отряда из соединения Ковпака решил оставить способную девчушку связной при штабе. Ни разу не подвела ее феноменальная память. Она никогда не записывала явки, пароли, помнила слово в слово содержание донесений, хорошо ориентировалась по карте. Благодаря ее стараниям, отряд без провалов поддерживал надёжную связь с Сумским, Черниговским подпольными обкомами, райкомами партии.

15 сентября 1942 года С.А.Ковпак получил приказ от центрального штаба партизанского движения о совершении рейда за Днепр. Цель приказа - расширение партизанской борьбы. В 1942 году партизанский отряд имел тяжелый бой. При форсировании речки Березина наша Тоня получила тяжелое ранение. Раненых в лесу оставлять было нельзя, приходилось размещать в селах для выздоровления. Тоня три недели пролежала у добрых людей, пока, не нагрянули немцы с облавой. Так она попала сначала в гестаповскую тюрьму, а затем эшелоном ее увезли в Германию. Чудом осталась живая, хорошо, что никто не выдал ее партизанское прошлое. Домой, из отряда, пришла похоронка: «6 июня 1942 года ваша дочь погибла в застенках гестапо».

Уже по дороге в лагерь будущий заключенный получал представление о том, какие физические и душевные муки ожидают его там. Товарные вагоны, в которых люди ехали по направлению к таинственному месту назначения, намеренно долались похожими на концлагерь в уменьшенном масштабе. Санитарные условия в вагонах полностью отсутствовали, в них не было ни отхожего места, ни проточной воды. Посреди каждого вагона стоял большой бак, и люди вынуждены были отправлять свои естественные потребности на глазах у всех, публично, - мужчины и женщины, старые и молодые (бак, стоявший посреди вагона и служащий для нечистот, был переполнен, и при каждом толчке вагона содержимое его выплескивалось на плечи и на головы).

Саарбрюккен огромный промышленный город на юго-западе Германии, был окружен цепью концлагерей, куда и попала Тоня. Барачный гестапо-лагерь "Нойе Бремм", так называемая расширенная полицейская тюрьма" для мужчин и женщин, находилась вблизи с французской границей с 1940 -1944 гг. Он занимал не много территории, но по своей жестокости, методами пыток и по уничтожению людей не уступал концлагерям Бухенвальда, Дахау.

Душераздирающие крики заключенных раздавались в округе 500 м от лагеря. Лагерь "Нойе Бремм" находился в центральном месте заключения юго-западной территории. Находясь в непосредственной близости к французской границе он являлся узловым пунктом транспортировки заключенных из лагерей оккупированной Франции: эльзасовцев, лотарингийцев, евреев, а также согнанных на принудительные работы граждан бывшего Советского Союза и Польши. "Нойе Бремм" выполнял центральную функцию системы репрессий  в пределах Франции.

Вряд ли все книги, кинофильмы о Великой Отечественной войне могут сполна передать всю тяжесть существования там пленных со всей Европы.
Заключенных гоняли, как скот, работать на литейно-прокатный завод, железную дорогу, на разборку завалов после бомбежек.

Судьба свела Тоню с немецким мастером , антифашистом Куртом Шульцем. В лагере организовалась подпольная группа. И здесь снова пригодилось ее знание немецкого языка. Без труда быстро освоив местный диалект, с помощью мастера, она пробиралась в город в поисках хлеба, одежды. Все добытое тщательно пряталось в тайнике, на городском кладбище. Заключенным удалось наладить связь с участниками французского сопротивления, Они организовали переправу во Францию советских кадровых офицеров. Часто под покровом темноты их переводила через горный перевал «малышка русская» - так называли ее партизаны-интернационалисты. В одну из ночей к ним бежала и она.

Здесь, на французском заводе «маки» наладили производство хитроумных взрывных устройств для уничтожения цистерн с горючим, отправлявшихся в Германию по железной дороге. Гестаповцам долго пришлось поломать голову над участившимися взрывами, пока не напали на заводской след. Так в ночь с 19 на 20 мая они арестовали более ста человек, в том числе и Тоню. Снова гестапо, где ее допрашивали, пытали, загоняли под ногти иголки, нещадно били. Казалось, уже не осталось живого места на теле. Но она жила и молчала.

Не сломила ее и французская тюрьма в Лионе, где она, избежав расстрела, провела под новыми пытками и допросами еще долгих два с половиной месяца.

17 августа 1943 года ее привезли в Освенцим, на воротах которого фашисты цинично написали «Каждому — своё». Каждый день превращался в борьбу за выживание в невыносимых условиях. Пленных содержали в простых бараках без окон, не защищенных от жары или холода. Вместо уборной пользовались ведром. В каждом бараке было около 36 деревянных коек, и заключенным приходилось ютиться впятером или вшестером на одной деревянной доске. В одном бараке содержалось до 500 человек.

Самое тяжелое в лагере, насколько можно судить по свидетельствам, - это всесильное стремление нацистов к унижению узников, постоянное унижение. В них вытравлялось все человеческое, зачастую выжить могли только те, кто так или иначе шел против совести, против каких бы то ни было нравственных норм. Важным элементом унижения людей были нумерация с полным отказом от имен, круговая порука и скотские условия жизни. Номера пришивались на одежду вместе со специальным значком, указывающим национальность. За цифрами руководство лагеря не видело ничего . 

Тоня получила сполна под номером 54223, заклейменном на левой руке. Бежать из Освенцима было практически невозможно. Концлагерь смерти окружали заборы из колючей проволоки под напряжением. На многочисленных вышках стояли часовые, вооруженные пулеметами и автоматическими винтовками. Охранники полностью контролировали жизнь пленных и могли по любой прихоти подвергнуть их жестокому наказанию. Кроме того, пленные подвергались жестокому обращению со стороны своих товарищей, выбранных для надзора за остальными в обмен на некоторые льготы от охранников.

Антонина прошла весь ад лагерной жизни. Незабываемый след в памяти оставил карантин- отстойник. Блок № 15 лагеря запомнился нечеловеческими условиями для существования. Тяжелая, скотская жизнь подкосила узницу Тоню и снова страшная болезнь - брюшной тиф. Ее ожидала дорога в крематорий.

С самого начала существования лагерей проводились так называемые чистки или селекции. Все, кто терял возможность к работе или даже плохо выглядел, становился потенциальным претендентом на уничтожение. В лагере были постоянные чистки. За некоторое время до капитуляции Германии число уничтожаемых там людей взросло в сотни раз. Видимо, чувствуя свой конец, немцы стремились уничтожить как можно больше узников.

Фашисты торопились заметать следы своих преступлений. Адские печи работали круглосуточно, едва успевали - раздевать очередную партию жертв. Друзья решились спасти девушку и в последний момент спрятали ее. Тоня под грудой сброшенной одежды чудом осталась жива. Под тряпьем ее и отыскали подоспевшие наши солдаты. Гадали, жива ли, и на всякий случай принесли в теплушку, положили к печке - авось отогреется, воскреснет. Тоня вернулась к жизни, если ее можно было назвать таковой. Ранения, пытки сделали свое дело, она стала полным инвалидом.

Кое-как подлечили в передвижном полевом, госпитале, но левая нога навсегда осталась короче правой. После Победы до 1948-го она еще умудрилась работать вольнонаемной в советских воинских частях в Германии и Польше.

Возвращение на Родину было горьким и бесприютным. Родных в живых уже не застала, сгорела хата. Признав ее инвалидом первой группы, в пенсии отказали: «Иди туда, где тебя сделали инвалидом, пусть там пенсию дадут». Справку, в которой было указано, что она «нетрудоспособная, инвалид после концлагеря»,сгоряча порвала после оскорблений: «немецкая овчарка», «подстилка». Просить милостыню, воровать не могла. Как жить - не представляла. Милиция задержала ее без документов на станции Бахмач. И кто знает, как повернулась бы ее судьба, если бы не помог снова случай. Она встретилась со старым знакомым, особистом ,подполковником Демянским. По его линии, после Освенцима, она проходила проверку. Он и устраивал ее на подсобную работу в воинские части, зная, что на Родине ей, ничего хорошего не уготовано. Помог подполковник и на этот раз - отправил на лечение в отделение психиатрии Ленинградского госпиталя. После нескольких месяцев лечения в городе на Неве ее определили в санаторно-инвалидный дом на острове Валаам.

И снова дорога в незнакомые места. Валаам встретил ее скупым солнечным светом. Здесь с христианским упорством и терпением монахи, в буквальном смысле, вручную создали на скалах слой плодородной почвы, перевезенный с материка, и выращивали диковинные для этих мест садовые деревья. Достаточно сказать, что на Валааме в условиях уникального микроклимата еще полтора века назад арбузы выращивали в открытом грунте

Десять долгих, лет провела Антонина Лазаревна Тарадеева в инвалидном доме. Об этом времени, у нее остались приятные воспоминания. Здесь можно было жить: больных одевали, кормили; всегда был хлеб. Ходячие помогали – лежачим. Вели здесь подсобное хозяйство, выращивали овощи, содержали скот - все было на самообеспечении. Помогала восстановлению духа и сказочная красота природы. Жизнь налаживалась.

Вышла замуж за вольнонаемного - Александра Фролова. Родила двоих детей Николая и Наталью. Снова здоровье ухудшилось, её парализовало. Потянулись долгие дни на больничной кровати. Не нашла она поддержку в лице своего мужа. Тоня осталась одна с двумя детьми. В 1959 году ее перевели с первой на вторую группу инвалидности. Ее ожидала дорога из приюта в большой мир.

Уехала в Среднюю Азию. Неласково снова встретил ее этот мир. Начинать жизнь с нуля и инвалидом было трагически трудно. На работу не брали. Если бы признали инвалидом с детства, то получала бы пенсию. А так, фактически без стажа, ей определили 3 рубля в месяц. Состояла в гражданском браке с Кашутовым. Второй муж часто ездил в экспедиции. Родила еще двоих детей: Веру и Татьяну. Личная жизнь не сложилась - больная жена стала ненужной. Она стала искать своих родственников. В Бахчисарае Антонина нашла двоюродных и троюродных братьев и сестер.

Так она с детьми попала в Крым. Одна на мизерную пенсию, вырастила четверых детей. Гордая была, ни у кого не просила помощи, не захотела просить помощи и у своих мужей. Если бы не приработки в качестве подменной доярки в совхозе «Раздольненский», неизвестно, как бы они все выжили. Не роптала даже тогда, когда сына Колю отправили служить в армию, хотя он имел право остаться дома с матерью-инвалидом. Так и прослужил он почти весь срок на строительстве АЭС в Обнинске. Был - комиссован после облучения радиацией. Горько и больно писать, что до последних дней Антонина Лазаревна не получала пенсии и льгот, как инвалид Великой Отечественной войны. Разве думала она тогда, отдавав молодость и здоровье во имя будущей мирной и счастливой жизни, что надо по каждому случаю ее военной судьбы, запасаться справками! Вот так и оказалась на склоне лет просто инвалидом первой группы по общему заболеванию.

Родина не забыла Антонину и нашла ее правительственная награда. В 1989 году ей вручили орден Великой Отечественной войны второй степени. Была награждена юбилейными медалями. Ее знали многие в совхозе, часто, пока не слегла, приглашали на встречи. Ей дарили цветы, восхищались ее мужеством. О ней писали в «Крымской правде». А ей 6ы лекарств достать необходимых, которые были так нужны. За плечами Тарадеевой А.Л 65 лет жизни, в которой было много места подвигам и так мало человеческого счастья. В 1993 году тихо ушла из жизни «русский малыш"

Тихо шумит тополь и зреет на ветру крымский ковыль, молодое поколение помнит о ВАС Ветераны Великой Отечественной войны.

Память о великом подвиге нашего народа должна жить в каждом новом поколении. Мы должны помнить ,должны гордиться подвигом своих дедов и прадедов, которые не жалели жизни и завоевали для нас с вами право жить под мирным небом. Как не хочется уходить от воспоминаний, и приходят строки….

Вы мужественно боролись за землю
Вы отважно вели себя на поле боя,
Вы активно проявляли себя в тылу,
Вы отстояли свою честь и честь нашей Родины!
Спасибо вам большое за то, что мы живем в мире, в котором нет войны.
Спасибо Вам за небо чистое над нами,
За то - что радость звезды не гаснет с новыми годами,
И грохот танков и орудий ушли из жизни навсегда.
Спасибо за то, что Вы, даже пройдя через страшное испытание пленом,
Шли освобождать захваченные города.
Спасибо за то, что, потеряв близкого человека,
Вы не сдались, не опустили рук!
Спасибо ВАМ за все!!!

Использованные источники:

Список литературы:

  1. Великая Отечественная война Советского Союза 1941 – 1945 / Под ред. Хлевнюк О.П. - М.: Академия, 2002.
  2. «Великая Отечественная война»: энциклопедия.– М.: Сов. Энциклопедия, 1985.
  3. Дневник С.А. Ковпака (3 июля 1941 г. — 28 февраля 1942 г., 12 июня — 21 сентября 1943 г.)
  4. ИгридскийЮ.И. Снова о тоталитаризме. // Отечественная история.1993.- №1.
  5. Курицын В. М. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ. 1929-1940гг. Москва.: «Международные отношения», 1998.
  6. Л.А. Коробов. Фронт без флангов. 2-е изд., испр. М., Политиздат, 1972.
  7. Левандовский А.А., Щетинов Ю.А. Россия в XX веке: Учеб. М.: Владос,1998.
  8. Пособие по истории Отечества / Под ред. Курицина В.М. - М.: Простор, 2000
  9. П.П Вершигора, В.А. Зеболов. Партизанские рейды (из истории партизанского движения в годы Великой Отечественной войны Советского Союза (1941-1945гг.),1962.

Фотогалерея:

Консоль
Ошибки
Отладка
Тип Сообщение Путь Строка
1 8 Undefined offset: 5 /home/vagrant/www/contest/www/controls/ContentMaterial/model.php 265
Сообщение